воскресенье, 13 апреля 2014 г.

Инь или янь?


Тест: Инь или ян: что в вас преобладает?

Ваш результат: Равенство инь/ян.
Ваш элемент: земля (соответствия: конец лета, центр). Ваши акценты: желтый, влажность, селезенка, желудок, рот, плоть, мысль, пение, сладкое, свинец, равновесие, преображение, тревога. Вы энергичны и импульсивны, вам присуще острое чувство ответственности за свои решения и поступки. В целом можно сказать, что вы получаете от жизни то, чего хотите. Вы умеете объединяться с другими людьми и благодаря их поддержке, дружбе и любви успешно добиваетесь поставленных целей. Вы способны согласовывать свои мысли с делами, избегая крайностей и соблюдая во всем разумную меру. Вы цените красоту и ум, в окружающих вас трогают благородство и альтруизм. Вы бескорыстны, поскольку умеете давать, ничего не ожидая взамен, и априори доверяете людям. В отношениях вы в первую очередь ищете искренности и взаимного доверия. В то же время вы питаете склонность к эскапизму и имеете обыкновение скучать, словно бы томясь в ожидании чего-то. Поэтому старайтесь избегать одиночества, способного сделать вас…
Пройти тест "Инь или ян: что в вас преобладает?" на psychologies.ru

суббота, 18 января 2014 г.

Все краски мира или Каждый охотник желает знать...

В моем далеком детстве мама выписывала для нас с братом разные детские журналы, среди которых был и журнал "Семья и школа". Трудно его назвать журналом для детей, скорее это был мамин журнал, который было интересно читать и нам, детям.
С этим изданием у меня связано самое яркое воспоминание - впечатление о... Японии. Да-да,  именно о Японии.

В одном из номеров я увидела статью о японской школе, в которой рассказывал ось о том, как детей обучают рисованию, о том, что любой японский школьник знает все названия оттенков цвета из цветового круга, в котором расположено более 120 цветов. Уже позднее я много раз встречала в других книгах и периодических изданиях сведения о том, что в японской культуре цвету уделяется особое внимание, что начиная с детского сада малыши узнают о многообразии красок окружающего мира, запечатленных в родном языке.

Все эти воспоминания о далекой стране вернулись ко мне вчера вечером, когда я вошла в огромный зал Центрального Манежа и увидела... нет не картины, а кимоно, сотворенные японским художником Итико Куботой.


Живое воплощение японского трудолюбия,  терпения, стремления проявить в любом окружающем материальном предмете его "скрытое очарование" - столь ценимая в японской культуре эстетизация окружающего пространства и быта, - здесь выражается в самых совершенных формах.
Удивительный мастер возродил забытое искусство окрашивания шелка Цудзигахана, внес в него совершенно новые приемы, но не это может поразить искушенного  зрителя.  Главное, что он использует этот прием, чтобы передать окружающим все богатство оттенков окружающего мира на... поверхности традиционного японского кимоно.

В этом проявляется главный принцип японской культуры - эстетизация самых утилитарных вещей и жизненных процессов (кто из нас не знает о японском искусстве чайной церемонии, но не все слышали о японском искусстве разделки рыбы).
Известно, что в языке любого народа фиксируются те цвета, которые выделяются им в окружающем мире как важные и ценные для него. У эскимосов таким качеством обладает белый цвет снега, у которого они различают десятки оттенков и называют их по-разному, ученые считают, что человеческий глаз способен различить до 15000 оттенков цвета, но мне трудно представить даже те 600 оттенков, которые видит любой японский школьник - видит, потому что он знает их названия и работает с этими оттенками на занятиях по живописи, знакомится с работами мастеров живописи. В Википедии можно познакомиться с традиционными японскими цветами и понять, что послужило источником для их именования.
Как тут не вспомнить фразу, с помощью которой в русском языке мы запоминаем 7 основных цветов спектра: "Каждый охотник желает знать...". В нашем языке, к сожалению, задержалось не так много "цветных" слов, десятки оттенков "смел" вихрь революции, и теперь мало кому понятно, как выглядит цвет "бедра испуганной нимфы" (не удивляйтесь, в русском "цветовом" словаре был такой оттенок). Тем более ценно знакомство с культурой и художником, в чьих работах все краски мира запечатлили вечные образы природы.
Еще одно открытие выставки - имя российского предпринимателя, выпускника МГИМО, япониста Фаттаха Шодиева, который буквально спас коллекцию японского мастера. Фонд Шодиева и привез в Москву эти уникальные творения. Прекрасное продолжение традиции русского предпринимателя Сергея Николаевича Китаева, собирателя японской гравюры, чью коллекцию ныне хранит Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Несколько лет Назад был издан полный бумажный каталог этой коллекции. Пролистать каталог можно по ссылке.
А в вашем языке сколько цветов?



вторник, 7 января 2014 г.

"Над небом голубым..." (расширяя границы незнания)




Как вы думаете, можно ли найти что-то общее между творчеством Бориса Гребенщикова и русской художницы Натальи Гончаровой? Трудная задача, не правда ли?
Рок-музыкант из Санкт-Петербурга и "амазонка русского авангарда", художница Наталья Гончарова работали в разных жанрах искусства, жили в разное время, в разных странах.

Но удивительно, что эти два имени мгновенно соединились в моем воображении в тот момент, когда я увидела на выставке группу из 4 графических иллюстраций Натальи Гончаровой с общим названием "Животные-символы евангелистов". С листов на меня смотрели пронзительные глаза Ангела, Быка, Орла и Льва, а в памяти тот час же всплыли строчки из песни, ставшей визитной карточкой группы Аквариум и Бориса Гребенщикова со времен фильма "Асса":

  
"Под небом голубым есть город золотой 
С прозрачными воротами и ясною звездой,
А в городе том сад, все травы да цветы,
Гуляют там животные невиданной красы:
   
Одно, как желтый огнегривый лев,
Другое вол, исполненный очей,
С ними золотой орел небесный,
Чей так светел взор незабываемый."



Стало понятно, что знания мои о христианских символах настолько фрагментарны, что не позволяют считывать смыслы, понятные авторам рисунков и текстов. Но впечатления от сложившихся в одну звучащую картину образов были настолько сильны, что невозможно было не начать поиск недостающих фрагментов христианской картины мира, открытых неожиданно на выставке русской художницы, прожившей большую часть своей жизни вдали от России, умершей в 1962, но ставшей в XXI веке самой дорогой из женщин-художниц в аукционных продажах по всему миру.

Когда я шла на эту выставку в Центральный Дом Художника на Крымском Валу, то не ожидала получить никаких серьезных эмоциональных потрясений. Это нетрудно объяснить, поскольку такое восприятие творчества Гончаровой было сформировано немногочисленными репродукциями ее не самых выразительных работ, которые цитировались в советских и постперестроечных российских книгах по русскому искусству начала XX века. Я очень люблю отдел искусства XX века в Третьяковской галерее, но и в нем немногие выставлявшиеся ее работы терялись среди более "громких" полотен современников. Потому не могу не рассказать о том, что выставка 400 работ Натальи Гончаровой станет настоящим "взрывом" для любого неравнодушного к живописи человека, какой она стала для меня.
Галерея проделала колоссальную работу, чтобы собрать в одном месте произведения самых разнообразных жанров из разных стран, из музеев и частных коллекций. Картины из России дополняются работами из Англии и Германии, Франции и Голландии, Соединенных Штатов Америки. Но не только обширная география делает эту выставку столь уникальной.
Большая часть работ впервые встретилась в этих залах в такой представительной экспозиции, а российские адреса в ней открывают секрет чудесного спасения в первые годы советской власти работ русской авангардистки, которое случилось благодаря другим русским авангардистам Штеренбергу, Татлину, Родченко, Малевичу и Розановой, вошедшим в состав ИЗО Наркомпроса, и рассылавшим работы русских художников по провинциальным музеям, где они избежали идеологической зачистки, хотя и не были защищены надежными условиями хранения. 
Особую привлекательность для посетителей представляет многообразие и многогранность творческих проявлений художницы, ее работы в разных жанрах и техниках живописи и графики, ее театральные работы и работы для домов моды, начиная еще с российского периода ее биографии (на выставке представлены эскизы 1910 года для тканей Дома Ламановой и эскизы модной одежды для парижского модного дома). 
В каждом из тематических разделов экспозиции есть свои "якоря"- работы, долго не отпускающие внимание восхищенных зрителей. Безусловно восхитителен и богат открытиями испанский раздел,

и второй этаж выставки, отданный театру и моде. 

Религиозные сюжеты, представленные в разных частях экспозиции, вызывают в памяти иконописные образы домонгольской Руси.   

Натюрморты и портреты, сюжетные сцены крестьянской жизни и беспредметные композиции, лучистые картины и марионеточные сцены из испанского цикла - "о сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух", которым заражают каждого вошедшего в зал устроители выставки, замечательные специалисты, чьими стараниями ее границы выплеснулись за пределы ограниченного пространства залов ЦДХ.
По доброй традиции последних лет в Третьяковской галерее к началу выставки были открыты ее виртуальные представительства:

Я надеюсь, что они помогуть и всем читателям этого поста совершить свои открытия в творчестве Натальи Гончаровой и "раздвинуть границы своего незнания" с совсем неожиданных областях. И побывать на этой невероятной выставке, которая продлится в Москве до 16 февраля 2014 года, и постоянно - в сети. 

В финале все же хочу завершить сюжет с животными-символами евангелистов и Борисом Гребенщиковым. 
Вернувшись домой, я сразу же занялась поиском информации о символическом толковании образов животных. Я думаю, поклонникам песни о Золотом городе интересно узнать и о прообразе населявших его животных - Тетраморфе - этом крылатом существе - едином с четырьмя лицами. Думаю, что это знание, "откроет нам глаза" на евангельские сюжеты, которыми заполнены стены храмов, научит глубже понимать заключенные в них смыслы, поможет "склеить" отдельные осколки представлений о христианских основаниях в творчестве русских художников и об их тесной связи с русской традицией вне зависимости от художественных течений, к которым они принадлежат.