воскресенье, 24 октября 2010 г.

Творчество - это всегда воспоминание о будущем

Воскресное утро. Кофе, рассеянный взгляд на страницы газеты, случайно задержавшийся на строчках телепрограммы, не сулящей неожиданных открытий. Компьютер уже включен, в окне браузера – то, что хочу прочесть, обдумать, сделать. Эпоха web2.0 – учимся, общаемся, творим в сети, а  темный квадрат забытого  телевизора кажется иногда экспонатом из музея ушедшего XX века. 
 Но вдруг внимание невольно притягивает текст: Среда, 27 октября , 10:45, телеканал Культура: «Жизнь Леонардо да Винчи» (Италия, Испания, 1971), 1-я серия – и память мгновенно возвращает меня в далекое детство, к тому самому телевизору, который открыл мне этим фильмом  целый мир – мир человека, чье творчество и неразгаданные тайны – предмет неутихающих споров и пристального внимания исследователей.
Я не просто помню этот показ – в неразрывной связи с ним - интерес к искусству, который вдруг так отчетливо проявился в те часы, когда на экране рассказчик вводил зрителей в эпоху Возрождения, вступая в кадр, где, не видя человека из двадцатого столетия, проживал свою жизнь художник. 
Сейчас я знаю, что об этом приеме, как о новом эстетическом принципе телевизионного фильма, написано в учебнике по теории кино, а тогда, в детстве, этот прием был испытан на себе и вызвал сильное эмоциональное воздействие. А вслед за этим пробудил желание прочесть все, что можно найти о его картинах, увидеть странички рукописей, прикоснуться к тайнам рождения образов гением Леонардо.
Прошло много лет, в моей библиотеке книги о Леонардо да Винчи и художественные альбомы, среди любимых книг на полке «Записки странствующего энтузиаста» Михаила Анчарова, художника, написавшего о своем прощании с живописью перед лицом Мадонны Леонардо:
...Я стоял перед «Мадонной Литтой» и прощался с живописью. Потому что так мне не суметь, а по-другому не хочу.
...Речь о том, что, когда смотришь на работы Леонардо да Винчи, веришь, что в земном, реальном, повседневном, любом человеке заключен такой неистовый заряд мощи и нежности, который многократно выше любых выдумок и определений, но только заключен в свернутом виде. 
…Я видел, как Леонардо да Винчи, выдумщик машин, перешагивал через них и восходил к человеку, светом вылепляя то, каким он может стать. 

...И это был не стиль, а манера. Световые «переломы» он видел в самой натуре. А значит, световые «переломы» - это иной взгляд на вещи. Это было пророчество всей дальнейшей живописи. И не только живописи. Это было мировоззрение. И не только оно. Это было превращение его в дело.

Как царапина на сердце – строчка в Википедии «Приписываемые Леонардо» - Мадонна Литта. 

Анчаров пишет о своей книге о том, как воевал против значка (?) у имени художника на табличке в Эрмитаже под этой картиной, а в сети выложены интервью со специалистом в области церковной археологии Олегом Ульяновым, который, подтверждая авторство художника,  высказал предположение о том, что композиция Мадонны Литта не является новаторской авторской находкой, а повторяет композицию из раннехристианской фрески с древнейшим известным образом Богоматери (в катакомбах Святой Присциллы в Риме). 

В сети можно увидеть обе композиции.
 
Надо ли зрителю их сравнивать? Не знаю… Мой внутренний голос протестует против такой линейной отсылки. Мне все же кажется, что гораздо важнее, приостановив свой бег, обратить свой взгляд на образ, выписанный светом души ее создателя, и прожить наедине с собой «маленькую жизнь» в мире, вдруг открывшемся тебе за границами холста:



Libri legendi